Андрей Шапенко: «Не бойся делать шаг в неизвестность»

руководитель проектов бизнес-школы «Сколково» / блогер

Амир Горчаков 16 лет, Казань

Мы поговорили с Андреем после его выступления на TedxKazan и узнали, что нужно делать, чтобы быть в тренде

​— Вы написали книгу «Комиксы про мироустройство» . Когда-нибудь могли предположить, что напишите книгу?

— Наверное, да. Когда мне было, может быть, лет 10, я написал свой первый роман. Он был про пиратов — наивный, смешной. Потом я вырос, и мне стало казаться, что мир уже не такой добрый и что он гораздо сложнее, чем казался в детстве. Я про писательство немножко забыл. Но потом я стал вести блог и понял, что людям нравится, чем они делятся, что обсуждают. И у меня, конечно, возникла идея написать книгу. Она вышла в издательстве «Эксмо» несколько месяцев назад. К моему удивлению, уже продали две тысячи экземпляров. Отзывы разные — и положительные, и отрицательные. Конечно, негатив немного выбивает из колеи, но я здесь руководствуюсь принципом, что если хотя бы один человек сказал мне спасибо, то всё не зря.

— Когда вы писали свою книгу вы страдали от своей же самокритичности?

— О, да, эта черта мне постоянно мешает. Потому что меня всегда воспитывали: всё что я ни делаю, должно быть на самом высшем уровне. А с этой книгой получилось так, что мне пришлось написать её очень быстро. Я предложил идею издательству, они её очень хорошо восприняли, но в печати книг есть особенности производственного цикла. То есть, на самом деле, книга готовится очень долго: пока сверстают, пока дизайн сделают, пока напечатают. И надо выпускать либо в апреле, до майских праздников, либо уже в сентябре, потому что есть летние каникулы, люди уходят в отпуска и так далее. Получилось так, что мне надо было ее написать практически за месяц. Из-за этого я дико спешил. И даже сейчас, когда смотрю на нее, не совсем доволен результатом, честно говоря. Хотя я получаю больше положительных отзывов. Это помогает мне справляться с собственным перфекционизмом. Давно понял, что нужно просто не бояться и делать, но это не всегда получается. Надо регулярно тренироваться.

​— В своем блоге вы пишете, что являетесь человеком русского самосознания. Что вы под этим подразумеваете и как это совмещается с позицией «гражданин мира»?

— Гражданин мира я потому, что принимаю все идеи, которые есть в мире, открыт другим культурам, учусь у них, обогащаю себя и привношу в нашу почву. При этом я все равно горжусь тем, какой вклад в мировую культуру внесли русская культура, русский язык, русская литература. И если не мы, наследники этой культуры, то кто должен её развивать, продвигать и вносить свой вклад? Именно вот это я и имею в виду. Я посетил порядка сорока стран: детство провёл в Германии, в зрелом возрасте два года учился и работал в Швейцарии, но ощущение родины и корней у меня есть только здесь, в России. В итоге всё равно вернулся сюда, ведь я говорю по-русски, думаю по-русски, читаю русскую литературу. Мое увлечение — русская история средних веков. Больше всего мне нравится путешествовать на машине по нашей стране, а самой лучше книгой на свете считаю «Войну и Мир» Льва Толстого. Думаю, её должен прочитать каждый житель планеты Земля.

— Опять же, по вашему утверждению, нас не учили в школе очень многим вещам. Можете назвать основные вещи, которые я могу освоить до мая, пока не выпустилась из школы?

— До мая остается очень мало времени, поэтому будет сложно, но я все же попробую. Чему у нас учат в школе? Решать задачи с одним правильным ответом, пересказывать учебники, получать за это хорошие оценки. Но в жизни это совершенно не помогает, нужны иные навыки. Например, меня совершенно не учили общаться с людьми. Я по природе интроверт, но мы-то прекрасно понимаем, что миром правят экстраверты. Точнее, интроверты, которые претворяются экстравертами. И вот это совершенно простая вещь — выйти на публику и рассказать, да? Но лет 10 лет назад это было бы для меня нереально. И если бы меня этому научили в школе, я бы очень многих проблем в жизни избежал. Вот эти вот вещи, которые называются soft skills, на них делается большая ставка в западном образовании, а в классической отечественной школе, ориентированной на развитие интеллекта, о них часто забывают. В школе нас не всегда учат решать проблемы. И говорят, что есть лишь один правильный способ решения задачи. Я даже иногда получал двойки из-за того, что решал задачу другим способом, отличным от «правильного». А в жизни важно, чтобы ты достиг результата. Жизнь очень разная. Есть разные подходы, есть разные взгляды, разные пути. Вот этому нас, к сожалению, не учат. Или предпринимательство — не как способ зарабатывания денег, а как подход к жизни: возможность организовывать людей и достигать поставленных целей. Да и способность ставить цели – одна из крайне важных компетенций, которым у нас не уделяется достаточно внимания.

фото: Никита Тохтасинов/Казань

​— Вы преподаете в вузах и часто видите студентов. Насколько они мотивированны на то, чтобы достичь успеха? И действительно ли важно быть успешным?

— Как правило, я работаю с людьми, которые уже довольно взрослые. Они приходят на программу осознанно, их не направили родители, они не делали слепой выбор. Это люди, которые заплатили деньги и пришли очень мотивированными на успех, особенно в бизнес-школе, поэтому в этом плане мне повезло. Я, к сожалению, не очень знаком с молодыми студентами из обычных бакалаврских программ, поэтому затрудняюсь ответить на этот вопрос. А по поводу успеха — всё зависит от того, что понимать под словом успех, потому что я, например, под успехом понимаю совершенно не деньги. Успех — это самореализация и то влияние, которое ты оказываешь на людей. Например, учительница младших классов, которая воспитала несколько детей, в будущем изменивших мир — она ведь не менее успешна, чем бизнесмен, сделавший миллиард на приложениях для мобильных телефонов? Мне кажется, что каждый из нас так или иначе должен стремиться к успеху, если под успехом понимается какое-то положительное изменение, которое можно привнести в этот мир.

— Чему учат путешествия?

— О, я много об этом думал, и у меня даже есть целое выступление на эту тему. Я начал путешествовать, когда появились первые самостоятельно заработанные деньги. Работа моя длилась с 9-и до 6—и, было не так много свободного времени, и мне всегда хотелось убежать от каждодневной рутины. В детстве я очень любил фильмы про Индиана Джонса, и сначала я путешествовал для интереса, а потом мне стало казаться, что в этом и заключается жизнь. Путешествуя, ты становишься богаче: чем больше ты культур, стран видишь, тем богаче ты становишься интеллектуально, эмоционально. Путешествия — это опыт. А в жизни не бывает развития без опыта. Если ты сидишь и каждый день просто ходишь на работу, а вечером ходишь в бар, ничего с тобой не произойдёт. А в путешествиях, как минимум, ты с кем-то общаешься, что-то делаешь, чему-то учишься. А потом я понял, что путешествия — это, на самом деле, часто бегство. Мы действительно убегаем от себя, от проблем, от своих комплексов, от своей работы, от семьи — от чего угодно. А от себя-то убежать невозможно. Ты можешь эмигрировать или провести всю жизнь в дороге, но, если у тебя нет дела, страсти, то путешествуй — не путешествуй тебе ничего не поможет. Интересно путешествовать ради чего-то, с каким-то замыслом. Сейчас я поступаю именно так. Например, выступаю на конференции, как здесь в Казани, встречаюсь с друзьями, провожу учебную программу или, в крайнем случае, сам придумываю себе какую-нибудь «легенду».

— Поделитесь секретами хорошей поездки?

— Главный совет — найти правильный баланс между хорошим планом и импровизацией. Хорошо подготовившись к поездке, перестаешь бояться уходить в сторону, делать шаг в неизвестность. Самые мои интересные открытия, которые происходили в путешествиях, всегда случались тогда, когда что-то шло не по плану. Нужно быть открытым к новому и обязательно общаться с людьми. Пожить жизнью местных жителей, свернуть с туристической тропы, зайти в местную забегаловку. Пообщавшись с местными жителями, ты становишься чуть-чуть греком, грузином, вьетнамцем, кем угодно. Кстати, это также относится к вопросу о том, как стать «человеком мира».

фото: Никита Тохтасинов/Казань

​— Как-то вы сказали, что технологии окончательно устранят барьеры для удаленной работы, а сама работа будет все дальше «мельчать». То есть, я через шесть лет к окончанию вуза, смогу работать, не выходя из дома, и это будет совершенно обычная ситуация?

— Ну, да, есть такой глобальный тренд, который заключается во всеобщей связанности, то есть можно общаться, с кем угодно и делать, что угодно, находясь, где угодно. Во-вторых, идёт тренд на так называемый аутсорсинг, когда мы вместо того, чтобы что-то сделать самим, нанимаем стороннюю компанию или человека и платим ему. В штате во многих компаниях уже нет бухгалтеров и юристов. Когда вы закончите вуз через шесть лет, действительно, всё может очень сильно измениться. Многие профессии просто исчезнут. И вот здесь очень важным является развитие какого-то собственного бренда, профессионализма и компетенций. Вот поэтому надо развивать специальные навыки, которыми будете обладать только вы и за которые люди будут готовы платить вам деньги. И неважно будете вы работать в офисе или дома.

— Современные технологии и вышеупомянутая мода на фриланс снижает популярность таких профессий как врач, инженер, сантехник, электрик. Тем не менее люди этих специальностей всё ещё востребованы. Как повысить престиж этих профессий?

— На самом деле, хороший сантехник, например, в Москве, зарабатывает неплохие деньги. Да, это не самая востребованная профессия. Но я точно знаю, что влияние современных технологий привело к тому, что благодаря специальным приложениям, когда ты можешь вызвать на дом мастера, специалисты могут стать «звездами» даже в этой, казалось бы, непопулярной профессии. Ведь нам все равно надо чинить трубы, а, если ты хороший сантехник, тебя любой позовет, и ты естественно можешь увеличить стоимость своих услуг. То есть, твоим рынком уже становится не один дом, а десять зданий. И нет таких профессий, которыми заниматься «стыдно». Тот же сантехник — очень высокоинтеллектуальная работа, если мы не говорим только о том, чтобы починить кран, а о том, чтобы развести трубы во время качественного ремонта. Наконец, всегда есть рынок, который всё решает. Если людей какой-то профессии станет очень много, на них просто упадёт цена, и обучаться на них станет меньше людей. Всё идёт волнами, всё изменяется. Другой вопрос, действительно ли всё то, что может делать компьютер, как профессия, может исчезнуть.

— Как вы думаете, когда человек научится пользоваться своими знаниями и перестанет существовать как потребитель, повысит свою социальную активность, начнет беспокоиться об экологии?

— Спор о том, чего больше в технологиях, вреда или пользы, идет давно. Это зависит от того, как их использовать – ведь молотком можно и гвоздь забить, и палец ударить. Я вижу, что сейчас идёт очень большой тренд на устойчивое развитие (то, что по-английски называется sustainability). Если это стало мейнстримом на западе ещё 20 лет назад, то вот сейчас это только приходит в Россию. Когда мы жили в Швейцарии, сортировали мусор на десятки различных типов. Сначала было непривычно, потом привыкли. А когда вернулись в Россию, моя жена сразу же стала задавать вопросы, где она может выкинуть пластик. Мы не выкидываем лампочки — собираем их и везём в Икею, где их можно сдать. В офисе бизнес-школы "СКОЛКОВО" есть пункт приема батареек и старой одежды. Недавно пункт сортировки мусора поставили рядом с моим домом, самым обычным. Небезразличных людей все больше. Они все лучше используют новые технологии для того, чтобы изменить мир. Я верю в то, что всё у нас будет хорошо и мы справимся.

Поделись