«Я не скрываю, что я — „кулинар“»

Сергей Хавро о музыке, книгах и постыдных удовольствиях

Алёна Сыч

Недавно в Казани прошёл концерт домашней lo-fi группы Parks, Squares and Alleys Сергея Хавро из Хабаровска. Мы поговорили с музыкантом о новом альбоме, подростковом возрасте и музыке в целом.

— Как прошёл концерт?

— Классно, мне очень понравилось, это было энергично. В прошлый раз было более мечтательно.

— Так как Фракция — это интернет-издание для подростков, я бы хотела сразу спросить, как у тебя прошел этот нелегкий период взросления?

— У меня была под рукой группа Blink-182 (смеётся). Она скрасила все мои подростковые годы.

— Были ли у тебя комплексы в подростковом возрасте и как ты с ними боролся?

— Как и у всех подростков, наверное. Я очень сильно депрессовал по любому поводу, а потом, с возрастом, это прошло. В одно время я стал ненавидеть людей, стал турбоснобом, а потом как-то выровнялся, вошёл в нормальное русло — это, наверное, у многих так с возрастом происходит: сначала ты разочаровываешься в себе и людях, потом тупо всех ненавидишь, а потом выходишь из школы, как из тюрьмы, и всё становится окей.

— Ты называл Хабаровск [родной город Сергея] русским Манчестером, откуда вообще пошло это мнение и сохранилось ли оно до сих пор?

— Это долгая история, на самом деле. У меня было интервью для Афиши в 2012 году, и я, отчасти в шутку, отчасти нет, сказал, что Хабаровск — это русский Манчестер. Понятное дело, что никто не стал бы гуглить хабаровские группы и никто бы не поехал в Хабаровск смотреть на местную сцену. А коллективы в то время были довольно прогрессивные: были местные Interpol, были пост-рокеры, экспериментальные электронщики и так далее. В глубине души я действительно считал Хабаровск новой волной в русской музыке, но постепенно это сошло на нет, потому что кто-то просто уехал из Хабаровска, а кто-то и вовсе перестал заниматься музыкой. Само понятие, что Хабаровск — русский Манчестер стали очень жестко форсить местные СМИ с невероятно пафосным заголовком типа «журнал Афиша назвал Хабаровск русским Манчестером»​ (смеётся), хотя на самом деле это сказал я, и то с большой долей иронии.

Сергей Хавро официальная группа Parks, Squares and Alleys в Вконтакте

— Что, по твоему мнению, в подростковом возрасте сделало тебя тобой? Ну то есть из чего ты во время взросления сложился?

— Я думаю, что это всё музыка. Она отлично умеет объединять людей и влиять на умы подростков. А поиск классной музыки был настоящим квестом. Тогда ведь всё было по-другому: был и интернет медленней, и качество mp3-файлов в разы ниже, нужно было скачивать по одной песне за 20 минут с сайтов типа zaycev.net и myzuka.ru, а потом тебе прилетало по шее от родителей за вечно занятый телефон и счет за интернет на 8000 рублей. Все постоянно ходили друг к другу в гости с dvd-болванками, копировали огромные библиотеки, скрупулезно цензурировали музыкальные архивы своих приятелей и оставляли только то, что понравилось. Так я познакомился с группами типа Pixies, Eels, System Of A Down. Мой музыкальный вкус менялся очень быстро, сначала слушал поп-панк, типа Blink-182, Green Day, потом панк, Sex Pistols, The Exploited и The Casualties, потом вообще метал, Slayer, Sonata Arctica. Я ещё на скейте катался, и пока лежал дома со сломанной ногой, посмотрел тонну скейтерских видео — там было очень много классной музыки: The Smiths, The Cure, Siouxsie and the Banshees, Roxy Music, Dinosaur Jr. и Sonic Youth. Тогда-то я и узнал, что такое пост-панк, инди и нойз-рок. Sonic Youth стали моей любимой группой на все времена. Я скачал всю их дискографию и лайвы, иногда один видос качался по двенадцать часов и вот парадокс — чем дольше я собирал всё это по крупицам, тем больше я кайфовал. А вот рэп я жестко ненавидел и стал слушать его только в году 2009, наверное. 

Группа Parks, Squares and Alleys Официальная группа Parks, Squares and Alleys в Вконтакте

— Как ты считаешь, чего не хватает российской музыкальной индустрии?

— Не хватает старания, потому что у нас изначально все делали музыку как бесконечный конвейер: был исполнитель, был продюсер, исполнителю писали песни абсолютно левые люди, сразу же их записывали, и эта штамповка превратилась не в творчество, а в «пятилетку за три года». Среди групп такая же беда: альбомы канонично выпускают раз в год, а то и раз в полгода. И я понимаю, что у всех разные темпы создания музыки, одни более плодовиты, другие менее, но зачастую именно спешка отражается на качестве материала. Многим не хватает самокритики и здравого самоуничижения. Я уверен, что если забить на установленные индустрией сроки и заморочиться посильнее, можно сделать в разы лучше.

— Есть ли у тебя какие-то гилти плеже (постыдные удовольствия) и если есть, то расскажи о них!

— Я смотрю рэп баттлы (смеётся), а когда ем, смотрю обзоры на бич-еду, у меня от этого повышается аппетит (смеётся).

— Были ли в твоей жизни такие моменты, когда ты хотел перестать создавать музыку?

— Были, конечно, состояния, когда у меня были творческие кризисы, депрессия, иногда даже истерия, хотелось все бросить и просто быть образцовым гражданином этого общества, но, к счастью, были люди, которые говорили мне: «Чувак, очнись».

— Про феминизм мы у тебя уже спрашивали, а что насчёт бодипозитива? Поддерживаешь ли ты это движение и почему?

— Это всё — очень сложные вопросы и об этом можно рассуждать часами, потому что с одной стороны это, несомненно, классно, а с другой стороны ко всему нужно подходить осознанно. Ну вот у меня, например, был избыточный вес, и меня это не устраивало, я решил это изменить. Каждый человек волен поступать со своим телом так, как ему угодно и, конечно, никого нельзя унижать за внешность. Для меня это чисто школьная тема — самореализовываться за счёт унижения других. Я вывел для себя аксиому, что любая ненависть к кому-то, притеснение или дискриминация людей, особенно по внешности — это полная шляпа. Вообще не стоит зацикливаться на внешности, куда важнее личностные качества человека. Грубо говоря, м*дак он или нет, и как он поступает с окружающими?

— Вернёмся снова к подростковому возрасту. Что ты посоветовал бы подросткам, которые тоже хотели бы создавать музыку, но они не знают с чего им начинать или просто боятся?

— Короче, я написал сценарий и скоро выпущу видео об этом: я уже придумал название для своего трэшового видеоблога, он будет называться «лох-фай», как lo-fi, только на ступеньку пониже. Это будет как раз для тех, кто вообще не знает, как писать музыку — все будет с нуля, просто и пошагово. Я прекрасно понимаю, как сложен процесс создания музыки в одиночку, я сам начал интересоваться этим в 14 лет и вот только сейчас, в 24 года, ко мне пришла осознанность. 

— Какие из новых русских групп тебе больше всего зашли? Есть ли какие-то вечные фавориты в русской музыке? Не обязательно новой, можно что-то из старого.

— Вот так навскидку я новых и не вспомню сразу, но я очень люблю старые группы, потому что новая музыка, как ты ни крути, опирается на старую. Я не скрываю, что я «кулинар» (хабаровский синоним слова «говнарь»), очень люблю «Кино», Майка Науменко и группу «Зоопарк», Алексея Вишню, «Гражданскую оборону», «Кофе», классная группа из Тольятти ещё была, «Хуго-уго» называется.

— Альбому Cold Blood Magic через три месяца исполнится год , есть ли какие-то наброски нового альбома и если есть, то можешь ли ты рассказать о нём?

— У меня уже есть демки для нового альбома. Понимаешь, когда я сажусь за новый альбом, я непременно думаю, что сделаю единый концептуальный релиз, который будет пронизан одной художественной идеей, но когда я так сильно заморачиваюсь, у меня пропадает вдохновение и желание делать что-то новое. Я решил упростить задачу и просто записывать песни, как я и раньше это делал, а уже потом буду собирать их воедино. У меня есть уже достаточное количество заготовок, нужно написать тексты и красиво всё записать. Я думал, что у меня куча свободного времени для этого, но оказывается, что это не так, потому что у меня еще два сторонних проекта, которыми я занимаюсь параллельно.  Первый — это «Блэйзер», ироничный панк-рок, а второй проект — супер секретный, и я никому ничего не рассказываю про него пока, но, мне кажется, что это будет бомба. Плюс я буду делать ролики лох-фай, а еще делаю звук для нашего live-видео. Работы навалом, как говорится.

— Какие три музыкальных исполнителя обязательно должны находиться в плейлисте подростка, чтобы проходить вместе с ними через взросление?

— Ну Blink-182 это обязательно (смеётся). Все индивидуально конечно, сейчас на волне рэп и я бы посоветовал любителям современного рэпа послушать олдскульный, типа Main Source, The Notorious B.I.G., Cypress Hill.

— Какая из твоих песен лучше всего подходит для того, чтобы характеризовать тебя?

— Это все песни, наверное. Они написаны под разным влиянием, но всегда написаны мной. Наверное, Cold Blood Magic лучше всего характеризует меня, потому что она такая же философская, как я сам.

— Что ты сказал бы себе-подростку?

— Да я бы на самом деле ничего не говорил. У меня в жизни все этапы развития были своевременны и органичны. Я бы сказал себе читать книжки, потому что, будучи подростком, я мало читал, а сейчас наверстываю упущенное. Я тогда читал школьную программу. «Война и Мир» в пятнадцать-шестнадцать лет — это вообще ни к чему, лучше бы Буковски читал, Керуака и Кафку. Сейчас стал интересоваться мифами древней Эллады и прикупил себе Гомера с «Одиссеей» и «Илиадой».

Поделись