Невозможно — это не навсегда

Зачем альпинисты ходят в горы

Редакция Казань

В июле этого года в Пакистане команда из русских альпинистов Сергея Глазунова и Александра Гукова попыталась взайти на Латок I (ребро с перепадом высот почти 2,5 км, летом 1978 г. группа американских альпинистов поднялась до высоты 7000 м, но вынуждена была спуститься, не достигнув вершины, выше них с северной стороны на Латок I никто не поднимался). Их целью было сходить на вершину по самому сложному, незаконченному маршруту и стать его первопроходцами и снять об этом документальный фильм «Невозможно — это не навсегда». Во время восхождения погода значительно ухудшилась, Сергей погиб, а его напарник на неделю оказался один на скале без еды, воды и возможности спуститься. Его спасли чудом. О том, зачем идут в горы, что это за люди альпинисты и что для них самое важное нам рассказал старший брат Сергея — Евгений Глазунов. Сейчас он организует по России и за её пределами фотовыставку своего брата «Невозможное это не навсегда»

Зачем ходить в горы?

​Когда отвечу сам себе на этот вопрос, положу снаряжение на полку и буду смотреть на горы в телевизоре. На самом деле, это другая среда, другая жизнь, и человеческие ценности там стоят ровно столько, сколько они стоят: вещи, люди и всё остальное. Потому что здесь, в урбане, мы зажаты в систему ценностей, из которых никогда не сможем выбраться. А там два абсолютно разных человека — один может быть простым рабочим, а другой — министром, но они будут жить вместе, ходить в одной связке и испытывать одни и те же чувства. Здесь среда никогда не предоставит этого. Для того, чтобы подняться наверх, нужно работать. Обычный человек с улицы никогда этого не сделает. Нужно тренироваться, развивать в себе специальные знания — быть умственно, физически и духовно развитым, психологически готовым. Разбираться в снаряжении, в физике — это очень большой комплекс знаний, который просто толкает тебя вперёд. Из каждой поездки в горы ты возвращаешься другим человеком, происходит очень большой рост. Плюс бескорыстная человеческая дружба, взаимопомощь, понимание простых человеческих ценностей. Вот мы с вами кофе пьём, а оно ничего не стоит для нас, а там [в горах], чашка чая может стоить очень дорого.

Альпинизм — командная работа. Как тяжело притереться к человеку?

​Мы не строим альпинизм на страдании, потому что так ты не сделаешь ничего хорошего. Все хорошее делается в каком-то стиле фан. Просто есть люди, которые не могут ужиться психологически, не может рыба жить с птицей вместе. Каждый по-своему уникальный. Хороший руководитель, хорошая команда даёт возможность каждому быть самим собой. Бывают мелочи, бытовые трудности, но всё преодолимо, было бы желание.

Как долго длится подготовка к восхождению?

​Смотря какое. У нас в России есть категории сложности восхождения, они делятся от 1 до 6, первая — самая простая, шестая — самая сложная. И это кардинально разные вещи. С первой до третьей может делать любой здоровый человек с подготовкой, а шестёрки делают в России человек 200 только, а таких людей, которые способны на тот маршрут, на котором погиб Сергей, человек 20 всего в стране. Чтобы стать космонавтом, сначала нужно стать лётчиком, здесь то же самое. Есть специальная подготовка с самых начал, с самых азов, и только единицы добиваются.

Какая вершина для вас была самой тяжёлой?

​Было много разных восхождений. Но несколько ситуаций, которые произошли, когда я только рос , очень повлияли. Мы много ходили и по неопытности попадали в очень экстремальные ситуации, и выбирались из них без последствий. Тогда было тяжелее всего, потому что ты не знал, к чему быть готовым. Самое знаковое восхождение — зимняя Аксу (5217 м) в 2013 году, когда мы командой восходили на вершину высшей категории сложности, мы были одни в районе, тяжело.

Воспитываете в себе готовность, что люди могут не вернуться?

​Мы не камикадзе, конечно, до последнего есть вера, что все пройдёт нормально. Латок — восхождение за горизонт, было множество попыток, люди 60 лет пытались взойти. Не знали, чего ждать, знали, но всяко случается — ракеты падают, космонавты, помните, Комаров с командой, у американцев падают шаттлы тоже. Поэтому я бы сравнил это с падением самолета, как раз недавно смотрел фильм про лётчика Тимура Апакидзе. Внутренне всегда хочется вернуться, но, когда ты идёшь на такую гору, нужно быть готовым.

На какие еще вершины хочется сходить?

Сейчас у меня смутные ощущения. Хочется больше развить проект [«Горы Байкала» — проект Евгения по развитию альпинизма], собрать команду. Моя мечта — зимняя К-2 [вершина Чогори, вторая горная вершина после Джомолунгмы по высоте, — 8614 м, самый северный восьмитысячник мира, находится в горной системе Каракорум к северо-западу от Гималаев], это последний восьмитысячник, на который не было восхождений зимой, то есть, это последняя веха альпинизма. Я бы хотел вырастить по нашей схеме российскую команду, которая взошла бы на неё. Это была бы небольшая, но боеспособная команда. Ну и, конечно, у меня были свои наработки, свои проекты, Патагонии хотел бы побывать, там что-то сходить. Мечтать надо по-крупному.

Все хотят повторить подвиг Хилари?

Многие, наверное, даже не знают, кто это. Хилари [Эдмунд Хилари - альпинист, в 1953 году вместе с напарником Норгеем Тенцингом первым взошёл на Эверест]  у каждого может быть свой. Альпинизм разнообразный спорт, включает разные дисциплины, разные классы:  кто-то любит высоко ходить, кто-то предпочитает технически сложные маршруты. Были и другие люди уважаемые - Боян, Бонати и другие. Хилари первым зашёл на Эверест,  другие были первыми в других областях. 

Сложно оформить страховку?

​Страховаться нужно обязательно, немногие компании предоставляют такие услуги, нужно выбирать, может быть, иностранные компании. Главное, чтобы сработали. У нас был случай, мы были в Киргизии в районе, прибежал сверху парень, оказалось он из группы туристов, и у них на тропе человек споткнулся и разбил голову, получил черепно-мозговую травму, мы вызвали подстраховочный вертолет, благо в Киргизии всё хорошо организовано, и буквально за два часа отправили его в больницу. Страховка — это ваша жизнь, безопасность. Не надо никогда пытаться сэкономить на безопасности.

Сколько стоит подготовка альпинистов?

​Есть проекты, где подростков тренируют бесплатно. У нас в России альпинизм очень доступен по сравнению с Европой. Ко мне в клуб приезжают люди из других стран учиться, потому что так дешевле. И у нас отношения товарищеские: мы друг другу помогаем, занимаем деньги, находим работу, занимаем снаряжение — и это нормально. Этот случай [гибель Сергея] и наш проект показал, что мы все по России едины, нас встречают и нормально всё. На западе отношения больше гид-клиент — ты платишь деньги и тебя ведут. Там вопрос "сколько стоит?" стоит остро, у нас всегда можно найти варианты.

​С чего начать свое развитие в альпинизме?

Нужно понимать, что хотите получить. Я сейчас хочу сделать детскую секцию у себя в Иркутске, выстроить систему так: подросток 14-15 лет приходит на скалодром или ледодром, учится навыкам альпинизма, ледолазания и скалолазания на тренажёре. Лет до 16 он занимается только тем, что развивает своё тело, учится лазить, находить решения с помощью своего тела в каких-то экстремальных ситуациях, грубо говоря, занимается гимнастикой. А с 16 лет парами начинают вставать в связки и учиться дисциплинам. В альпинизме есть несколько прикладных дисциплин. К 18 годам они вырастают спортсменами высокого уровня, потому что начали с азов. До настоящих гор человек должен прийти осознанно, прийти внутри себя сам. На скалодроме они занимаются и не понимают опасности — это спортивная секция. А в горах много опасностей, о которых могут не знать. И в 18 лет они сами выберут, что им делать, но физически они будут готовы.

Альпинизм закаляет характер?

​Если посмотреть на альпинистов, которые живут в городах, то, чтобы заниматься спортом, нужно зарабатывать деньги, выстроить свою жизнь так, чтобы организовать тренировочный процесс, наладить отношения в семье и коллективе, чтобы тебя отпускали хотя бы на неделю-другую куда-то. Конечно, альпинисты сильны духом. То, что говорят, что мы самоубийцы, начинают считать наши деньги — это говорят люди, которые не разбираются, которые ни разу не были в горах и которые чем-то недовольны, потому что довольный человек, у которого есть свои цели, своя жизнь и увлечения, он попытается разобраться. Для того, чтобы заниматься альпинизмом, нужна внутренняя гармония, внутренний покой. Необходимо побороть страхи, комплексы, жизненные какие-то проблемы. Иначе у ничего не получится. У нас с Сергеем была простая семья, были финансовые проблемы, но мы все это проработали. Возвращаясь с гор, многие жизненные мелочи, кажутся тебе незначительными. Горы дают возможность увидеть что-то большее, нежели горы.

​Чему вас научил альпинизм?

Самому главному — человеческим отношениям, широко смотреть на мир, жить по ситуации, ориентироваться в изменяющейся ситуации и дорожить моментом.


Фотографии в тексте: https://www.instagram.com/glazunovsergen/


Поделись