Слабых не бить, на улице не драться

Эльмира / тренер по боксу, мастер спорта / Казань

Редакция Казань

Эльмира Азизова одна из немногих девушек среди тренеров по боксу. Входит в Российскую женскую сборную по боксу и рассказывает, почему девчонкам сложнее доказать, что они на ринге могут быть крутыми

— Как ты пришла в бокс?

— С детства занималась боевыми единоборствами, очень глубоко и долго. На это ушло у меня лет 10-15, потом начались проблемы со здоровьем, стали болеть суставы, я уже не могла работать ногами, и поэтому мне предложили заняться боксом. В боксе не надо поднимать ноги.


— А какими единоборствами ты занималась до этого?

— Каратэ и кикбоксинг. Тайским позанималась немного. Выступала в боях.


— Что больше всего нравилось?

— Больше всего нравится бокс.


— А как часто проходят соревнования?

— Ну, например, у меня с апреля по декабрь было шесть соревнований. В каждом соревновании по три-четыре боя. Получается около 20 боёв было.


— Много ли вообще в боксе у нас девочек и многие ли среди них тренируют?

— Вообще, женский бокс по России на очень высоком уровне. Конкуренты у меня это Москва, Дагестан. В Татарстане нет никого, в Казани нет никого. Вот и всё. Ну, во-первых, когда я пришла сюда в бокс, в этот зал, мне сказали: «Девочка, иди на кухню, кушать готовить». Менталитет у нас такой. Просто мужчины не хотят пускать женщин в свою стихию, что ли.


— А в Дагестане?

— В Дагестане поняли, что если у девочки есть от мальчика скорость и реакция, сила, характер, то она пробьётся. А чтобы пацану по боксу пробиться вверх, нужен такой талант, такое трудолюбие.

— А какие страны ещё сильные по боксу?

— Ну, сейчас на моём примере, с кем приходится так конкурировать: Англия хороша, Соединённые Штаты хороши, Украина, Казахстан, Польша. Ну и всё. Хочу также сказать, что Бразилия сейчас поднимается, хотя тоже такая бедная страна. Там даже есть финансирование женского бокса. И там очень хорошие девочки, прям пацанки-боксёры. В последний раз встречались, они жёсткие такие. Тяжело было работать с ними. А в России, конечно, мы сейчас немного сдаём, потому что страны зарубежные прибавляют очень сильно и спонсируют полностью питание, лекарства.

— А есть же такая тенденция, что классные спортсмены, как правило, в Москву перебираются, или в другие страны. Тебя куда-то звали?

— Меня звали, но мне, во-первых, не хотелось менять шило на мыло. Во-вторых, в Татарстане нет двойного зачёта, то есть, когда ты можешь выступать за два региона, Татарстан и Московскую Область, например. Во всех регионах так разрешено. Ты можешь выступать за два региона, у тебя будет и там, и там плюсик стоять. В Татарстане приказ, что спортсмены не имеют право так делать.


— А на чём можно зарабатывать, если ты боксёр? На боях или только как тренер?

— Вообще, если ты боксер, нужно быть первым номером, чтобы тебе платили зарплату. Тебе платят зарплату, хотя бы среднестатистическую, и тебе хватает. Но чтобы жить нормально, приходится работать. А кем ты ещё можешь работать? Только тренером. То, что ты умеешь делать. Не отвлекаясь от тренировок. Потому что это очень сложно. У меня бывает по две тренировки в день. Например, бывает тренировка с четырёх до полвосьмого, ну, не знаю, там такие психологические, физические силы отдаются, ещё если ходить на работу. Тут ты или хочешь высоких результатов добиться, или формально зарабатывать деньги.


— А за бои как-то платят, когда ты выигрываешь?

— Платят, когда ты выигрываешь в таких соревнованиях, как, например, Кубок России, Чемпионат России, Европы, Мира. Когда ты едешь на международные турниры или региональные, тебе ничего не платят. 

— До того, как уйти в тренерство, как долго ты занималась боксом, и когда ты пришла именно тренировать?

— Я боксом занималась год, и меня взяли сюда тренером, потому что мне нужно было тренироваться и как-то деньги получать. Я начала маленьких детей тренировать. Я уже стала третьим номером сборной России, на чемпионате России третьей стала, считай, выиграла Поволжские соревнования, КМС [кандидат в мастера спорта] заработала за первые полгода, такого не было результата ещё ни разу. Я стала преподавать у детей, и я сама преподаю — сама учусь. Какой-то школы бокса у меня не было, мне приходилось все самой учить, читать, смотреть, общаться с хорошими тренерами высокого уровня, которые тренируют мужскую сборную. Меня они учили. И я ездила по сборам с ними, потому что здесь никто не мог ничего дать.


— Расскажи про своего тренера. У каждого тренера есть свой тренер, как у каждого психолога есть свой психолог?

— Самый первый тренер у меня здесь, тот, который, когда я впервые пришла, обратил внимание на то, что я умею бить. А сейчас я сама себя тренирую. Я на полтора года бросала бокс, а с 2016-го снова стала боксировать. Я прихожу к тренерам, чтобы продумать себе тренировку, ведь за тобой должен кто-то следить, иначе ты будешь сачковать. Хочешь не хочешь, но организм такой. Ты где-то убавляешь. Когда сам себя тренируешь, можешь сказать: «Ай, ладно, отдохну». Поэтому сейчас иногда хожу к тренеру. Мастерство я не получаю. Но когда других тренирую, у меня через голову всё это проходит. Плюс, когда мы приезжаем на сборы, там тоже работают тренеры. Нам уже поздно давать школу бокса, мы уже сформировались, но бывает полезно чуть-чуть корректировать, комбинации новые давать, смотреть с другого ракурса, что-то подсказать. Я сейчас до сих пытаюсь найти себя, хотя знаю свой плюс. У меня передняя рука [рука, которая при стандартной стойке находится ближе к сопернику] сильная. И я почти всегда бои выигрываю передней рукой. Она у меня акцентированная. И я ей ломаю носы, отправляю в нокаут. А правая более мёртвая, и я сейчас пытаюсь ей больше работать.


— А что тебе ломали во время соревнований?

— Нокдаун был. В 2015-м я поехала в Сербию, и у меня в финале был бой с англичанкой. Хотя и были такие соревнования, я неправильно к ним подошла. Очень много вес гоняла и там тоже вес гоняла. И я попала так, что каждый день бои и каждый день вес гоняешь. И англичанка попала мне в правый бок, отключился свет и всё, нокдаун.


— А бывают боксёры без травм?

— Спорт калечит, тем более, большой спорт. Не бывает.

— Как ты пришла в спорт?

— С детства Брюса Ли смотрела, Джеки Чана и всё. 


— Какое у тебя образование?

— Я никогда не хотела быть тренером. Я окончила школу с золотой медалью, поступила в КХТИ [Казанский химико-технологический институт], окончила, поступила в аспирантуру, оттарабанила там три года. А потом мне всё надоело.


— Есть ли ориентир в боксе?

— Есть женщина-украинка Татьяна Коб, боксёрша. Она старше меня, но мне просто нравятся её характер, её трудолюбие. В последний раз мы были с ней на соревнованиях в Болгарии, я прям была восхищена тем, с каким упорством она проводила бои, как она боксировала, как она била без остановки.


— Какой лучший фильм про бокс?

— Мне нравится «Рокки». Это да. Детство. Меня прям вдохновляет. Когда я приезжаю на соревнования, я смотрю какую-нибудь из частей, но мне больше всего нравится третья. И воодушевляет. Или «Легенда № 17» про Харламова. Это же тоже спорт. Различия нет же такого, когда ты выходишь на соревнования, когда ты готовишься к ним, к своей мечте. Как у Харламова, он мечтал выступить с канадцами. Моя мечта сейчас пройти на Кубок, выступить на Европе, на Мире и потом, в 2020 году, хочу на Олимпиаде.

— Легко ли найти работу тренера?

— Я не напрягалась. Конечно, у нас, у тренеров по боксу, большая конкуренция. Но люди же видят, понимают, кто какой тренер. Бывает, что приходит человек, который никогда не занимался боксом. Но всё равно же видит. Энергетика, как преподносится. Если у спортсмена получаются красиво какие-то элементы, значит он делает их правильно, гармонично. Я сама не умею танцевать, но когда смотришь и думаешь: «да, прикольно так», ты понимаешь, что танцор высокого уровня. Когда вытворяет какую-то фигню: «что это?». Люди приходили к мужчинам-тренерам, а потом переходили ко мне и говорили: «вы действительно знаете бокс», хотя сначала говорили: «пффф, девочка!? Это что такое?»


— Много с такими стереотипами сталкиваешься и с чьей стороны?

— Раньше было больше. С мужской стороны. Даже когда меня в спортивный клуб взяли работать, сам руководитель относился как-то так, и я думаю: «что такое?», а потом как стала показывать такие результаты, по-другому стали относиться. Приходили мужчины, открывали дверь: «девушка-тренер? по боксу?», закрывали дверь, уходили. Я начала так делать: приходили мужчины, говорили: «девушка-тренер? Фу», а я говорила: «давайте наденем перчатки, зайдём в ринг», «ну я не буду девочку бить», «просто попробуйте меня достать». И я выносила всех. Потом приходили: «разрешите войти? можно?», уже было другое отношение.


— Если бы была возможность что-то поменять ты бы пошла снова в бокс?

— Я бы ещё раньше пошла. Я просто очень поздно пришла, в 23. Но у меня уже была физ. подготовка, поэтому мне было легче. Но если бы я пошла в бокс лет в 16,я бы сейчас уже была заслуженным мастером спорта.

— Что можешь посоветовать ребятам, которые только хотят заняться боксом?

— Если тебе 15 лет и ты только решил заняться боксом, нужна сильная физическая и эмоциональная подготовка. Я раньше думала, три минуты попрыгать — это фигня, нет, совсем не фигня.Необходимо трудолюбие, потому что нельзя просто приходить на тренировки и не трудиться. А также большое желание и не бояться получить по голове. Это самое главное.


— А где можно выучиться на тренерство?

— В Москве готовят тренеров, Поволжская академия [спорта] готовит тренеров, я тоже окончила её экстерном, чтобы иметь право преподавать.

— Бывает, что ты устаёшь от профессии?

— От бокса устаёшь, когда много-много соревнований и хочется отдохнуть от боёв, и ты идёшь просто в тренажёрку побегать. От тренерства устаёшь частенько, потому что работа с людьми тяжёлая, надо с каждым найти общий язык, контакт, энергетику прочувствовать. Бывает, что я устаю, отменяю занятия и немножко отдыхаю. 


— Какие есть правила?

— Слабых не бить, слабых защищать. На улице не драться. Тех, кто дерётся на улице — сразу выгоняем из школы. Моральные устои постоянно. Я, когда работала с детьми, и родители говорили: «вот он дерётся», я отводила и говорила: «надевай перчатки, давай, будешь со мной драться. Что ты слабых бьёшь-то? Попробуй ударить сильного». Наоборот против насилия. Хороший спортсмен на улице первым никогда не начнёт. Ты знаешь, что в тебе есть какая-то сила.


— Есть интересная история, когда навыки спортсмена пригодились?

— Я работала в группе быстрого реагирования. Единственная девушка в России. И на улице частенько приходилось усмирять. Когда был День ВДВ, ВДВ-шники разгромили интим-магазин. А мы как раз патрулировали центр и успели приехать. Экипаж нас вызвал на подмогу и из всех согласились только мы: девушка и пацан. Потом про нас говорили, что вот девушка не испугалась ВДВ-шников. Я дослужилась до старшего экипажа, но потом я попала в сборную, и мне пришлось делать выбор: или быть в сборной, или там работать. Просто была мечта детства в войнушку поиграть. Я по природе научилась различать погоны раньше, чем читать.

Поделись