Нишевое будущее

Тематические медиа заполняют мир

Елисей Желиховский 19 лет, Казань

Фракция — площадка для самовыражения. Каждый из вас может написать о том, что ему интересно и что волнует. Здесь можно самовыражаться как угодно, единственное ограничение — взрослые редакторы. Ты можешь прийти со своей идеей, и тебя скорректируют: скажут, как правильно написать текст, куда обратиться по вопросу, как сделать то, что ты задумал. Роли в команде меняются: можно пробовать писать, рисовать, делать видео, мемы, да что угодно

​6 октября мы выступили на форуме Media Proof в Нижнекамске и рассказали о своём опыте создания нишевого СМИ — издания для небольшой аудитории.

Ольга Сидорова, редакционный директор Mail.ru

​Я не работала в нишевых СМИ. Они классные, я их очень люблю. В моей картине вселенной за неспецифичное потребление информации по дороге в метро, в перерыве, для развлечения, будут отвечать соцсети, крупные дистрибьюторы контента и другие убер-медиа, если будут возникать. Скорее всего, скоро мы увидим, что эту нишу потребления информации будут занимать только такие большие агрегаторы, как социальные сети или Яндекс.Дзен.

При этом, нишевые медиа останутся такими гастропабами, в которые человек будет приходить, чтобы удовлетворить свой тёплый ламповый интерес к чему-либо. Нишевые медиа — они про сообщество, про то, что тебе нравится. TJ — пример такого медиа. У них очень сильное сообщество, и за эту ламповость многие их любят. Поэтому нишевые медиа — они не только про распространение информации, но и про общение. Рассказывают, что они в комментарии специально закидывают темы для общения, это даже на форум похоже. 

Опять же, все ищут рецептов общих, но с ними большая беда. Всё зависит от атмосферы, геолокации. Есть такая история: в Якутии очень любят WhatsApp. Для них это медиа. И понятно, что в регионе этот канал своей атмосферой очень сильный, а где-то читают только «Одноклассников».

Что касается таких общих рекомендаций — это изучение аудитории. Постоянно смотреть что заходит, что не заходит, смотреть на комментарии, изучать аудиторию. С одной стороны ты подстраиваешься под аудиторию, а с другой как-то ведёшь её, потому что, если полностью попадёшь под интересы людей, закончится свежий ветер и тематика. 

Сергей Карпов, руководитель отдела специальных проектов портала «Такие дела»

​Я делаю спецпроекты внутри «Таких дел» и занимаюсь малыми медиа. Мне кажется, что эта история косвенно зависит от того, что происходит с медиа-рынком. История с нишевыми, самиздатовыми, независимыми медиа формами зависит от того, каким образом вообще меняется социальная ситуация.

Ваше поколение само формирует правила и язык, на котором разговаривает друг с другом. Когда я в январе начал погружаться в YouTube, для меня не существовало этой соцсети. Это я потом понял, что это вообще соцсеть. Это не видеохостинг. Я себя переламывал долгое время, чтобы понять правила, по которым разговаривают люди твоего возраста, и это важная история. Этот запрос и тот язык, который вы определяете сейчас, сделает волей-неволей независимые медиа конгломераты и крутые штуки, которые важны. Это такая субкультуризация. Культура вообще на протяжении последних 30-40 лет развивается по принципу замыкания в субкультуры и раздробления, выращивания какой-то культурной повестки изнутри субкультур. Например, то, что происходит сейчас с хип-хопом. Я принадлежу к поколению, когда рэпером было быть стыдно. Просто стыдно, потому что «Чё ваще???». Сейчас это мейнстрим, сейчас даже Жириновский знает, что такое рэп, и даже он смотрел батл Гнойного и Окси.

Ты понимаешь, что что-то сдвинулось. Понятно: медиапотребление. Понятно: медиа сценарий. Но всё медиапотребление не завязано только на технологии. Технология обслуживает то сообщение и тот смысл, который ты хочешь транслировать. А чтобы транслировать его в нужную аудиторию, нужно соответственно её упаковать каким-то образом. В этом ключе, независимые веб-издания (блоги, соцсети, Telegram-каналы, самиздаты) — это история, которая, слава богу, появилась. Сегодня технология такая, что тебе не нужно много денег, чтобы это появилось. Всё готово: за два дня можно сделать медиа и фигачить. Есть у тебя команда народа, которая суетная и которую прёт... То, что сделали ребята из «Смены» казанской — мои любимые, блин, это что-то! Такие собрались и сделали главный региональный культурный центр страны.

Это же совсем другая точка сборки, это не время, когда человек сидит и думает. Малые формы независимые будут культивировать, развиваться. Я всеми своими фибрами готов способствовать этому, я вижу, что это попытка налаживания коммуникаций внутрипоколенческой и межпоколенческой. На мой взгляд, это одна из самых главных проблем в стране, что люди разговаривают на разных языках, а часто вообще говорить не могут: машут флагами друг перед другом, и ты не понимаешь, как разговаривать. Смыслы, которыми мы апеллируем, разные. У нас нет какой-то точки схождения, и эти маленькие штуки налаживают коммуникационные мосты, и это важно.

​Чтобы продвигать нишевое СМИ, нужно просто делать своё дело. Я уверен, что это всегда некоммерческие истории. Я сам прошёл через неё. Мы делали с Серёжей Простаковым и командой народа проект «Последние 30», было ноль рублей денег полтора года, и он до сих пор висит в интернете, его можно найти, он сейчас в таком анабиозе. Я пока пытаюсь понять, как его реанимировать, чтобы в следующем году закончить. Смысл этого проекта в том, что мы пытались отследить как изменилась страна с момента начала перестройки. Я описал своё поколение: мне 31, и я принадлежу к тому поколению, которое выросло и родилось уже в другой стране. Мы — первое несоветское поколение. Вы — первое поколение, родившееся с гаджетами в руке. Мы пытались всё это как-то зафиксировать. И мы делали это полтора года без денег, тратили всё время на проект, и не заработали материально ничего. Но косвенно, эта штука себя очень окупила.

После этого проекта Серёжа стал шеф-редактором «Открытой России», я стал руководителем спецпроектов «Таких дел». Мы заявились, как люди, которые хотят и могут делать эту штуку. Это такой трамплин, который мы сами себе построили. То, что сделал Мостовщиков с «Батенькой», Маршенкулова с «Breaking mad» — это же такие selfmade story. Я не верю, что это может быть коммерчески успешно, и моя стратегия в плане этих штук заключается в библейcкой заповеди: «делай что должен, и будь что будет». Очевидно, что это пассионарная вещь — человек, который делает эти штуки, должен не просто буквы писать, а транслировать какую-то идею. Появляется третий вопрос — как всё это монетизировать и содержать редакцию, ведь такие штуки формируются на общественном начале.

Никита Белоголовцев, главный редактор «Мела»

​Нишевому медиа в России очень сложно выживать, даже если оно классное, модное и все его любят, его экономика при хорошем сценарии сводится в ноль, и даёт плюс только при микроскопическом сценарии. Если мы говорим о возврате инвестиций, человеку проще открыть магазин на районе, чем давать деньги на нишевое медиа. В этом смысле, медиа будут бежать в разные направления. Кто-то будет становиться не только медиа — доращивать себя в сторону маркетингового агентства, провайдера услуг, конторы, занимающейся созданием чего-либо и т.д.

У нишевых медиа две беды: сверху их пожирают платформы и драконы (у тебя больше денег, если ты большое медиа, у тебя есть деньги на эксперименты, на открытия, ты можешь списывать то, что не пошло), а снизу — маленькие медиа из Telegram-каналов и вот этого всего. И мы как бы должны в две стороны героически отбиваться. Продвигать его так же, как и любое другое: выбираете каналы дистрибуции понятные, в которых есть ваша ЦА, и долбите в них. Если ваша ЦА смотрит YouTube, делаете там. Если в ВК — создаёте паблик. Понимаете, где ваша ЦА (а денег у вас скорее всего мало) и давите в одну точку, пока стена не разрушится.

​У меня не большой опыт работы в нишевом СМИ, так как, кроме «Мела», я нигде не работал. Работа в нишевых СМИ классная, потому что ты получаешь обалденный skill set [набор навыков]: ты умеешь то, пятое, десятое, ты должен прям бух-бух-бух, всё очень разное уметь. И ты этому учишься, потому что, кроме тебя это никто не сделает. Плюс, когда ты работаешь в маленьком медиа, ты перестаёшь быть только главредом, понимаешь, что ты ещё и продукт-менеджер своего ресурса, директор по маркетингу, у кого как получается. Это классно, в маленьких медиа очень дружные команды, все работают вместе. В большом — много солдат корпорации.

Поделись