Если бы твой друг был на коляске, это поменяло бы твоё отношение к нему?

Алина Кожевникова о кино, музыке и доступной среде

Редакция Казань

Алина путешествует, поёт, снимается в кино и сама снимает фильмы. Её картина «Барьеры большого города» выиграла в конкурсе «Права человека». Алина — человек с ограниченными возможностями, у неё диастрофическая дисплазия. Это врождённое заболевание, вызванное мутацией, при нём у людей проблемы со скелетом, но интеллект и эндокринная система остаются здоровыми

— Ты такая смелая, потому что такой воспитали?

— Мама, на самом деле, то очень боится меня отпускать, то говорит: «Иди, делай». Она действительно за меня переживает часто, я думаю, такое у всех мам. Но однажды она сказала мне фразу, которая очень помогла. Я старалась ходить в школу сама, но иногда не могла, и мама отвозила меня на коляске. Я просила её не довозить меня до входа, а останавливаться чуть раньше, чтобы никто не видел. И тогда она меня спросила: «Если бы твой друг или подруга были на коляске, это поменяло бы твоё отношение к ним?». Эта фраза открыла мне глаза. Ну да, я на коляске, что такого? Это совсем не имеет значения. У меня есть друзья на колясках, и я думаю, что они очень классные, почти киборги. А те, кто как-то переживает из-за этого — мыслят стереотипами. Их не должно парить, что кто-то на коляске.

​—​ Твои социальные сети пестрят фотографиями из разных стран. Как ты начала путешествовать?

​ Первый раз куда-то поехала просто с родителями, когда мне было 11-12 лет. Там ничего особенного не было, просто туристическая поездка в Египет. Но мне очень-очень понравилось, и уже по приезде, я думала: «Вот, как надо жить — нужно ездить». Мнение со временем немного поменялось, но тем не менее. Потом я долго никуда не ездила, только с семьёй, и не думала, что могу куда-то поехать сама. Например, в школе была программа обмена с испанцами, мои одноклассники ездили, а я даже не пыталась поехать. У меня всегда были мысли: «Ой, да кто меня там возить будет, на коляске, кто мне будет помогать». Однажды я узнала о программе обмена в США. Что можно выиграть грант и поехать туда на год, жить в семье. Я не поверила, что можно вот так, да ещё бесплатно, и тебе ещё в месяц платят какую-то сумму денег. И опять появились мысли: «Кто мне там будет помогать». Но они прошли, когда я увидела на сайте, что и ребята с ограниченными возможностями тоже могут участвовать, и их даже призывали подавать заявки. Я решила попробовать и получила грант. Мама поначалу не хотела меня отпускать, но всё-таки отпустила. Я думаю, с этого началось моё становление как путешественника. Недавно одна ездила в Лондон. Участвовала в менторской программе, где есть человек, который помогает тебе в профессиональном плане и оплачивают дорогу к ментору. Мой был из Лондона и я решила ехать одна, хоть и не хотела, не знала, справлюсь ли. До этого я ездила в рамках разных программ и вокруг были знакомые люди. А тут никто не мог поехать, а я не хотела терять такую возможность, поэтому поехала одна.

В Лондон Алина впервые полетела одна

— Где тебе понравилось больше всего?

— Мне нравилось почти везде, где я была. Были места, где что-то было не очень доступно, но со мной всегда кто-то был. А в Лондоне можно практически спокойно ездить одной. Конечно, были трудности, когда такси не подъезжало куда надо, и нужно было до него идти. В Австрии, Дании и ещё много-много где, городское пространство — это доступная среда. В Париже было трудно передвигаться и до многих туристических мест нужно добираться по лестнице, это меня удивило, ведь туда так много людей приезжает! Когда я вернулась из Америки, у меня был культурный шок обратный. Например, я училась в самой обычной маленькой школе, но даже там всё было приспособлено. Я и до этого знала, что у нас всё не радостно, но увидев это на контрасте, я была в шоке. Но, если где-то может быть хорошо, значит, и у нас тоже можно сделать.

Алина живет очень активной жизнью

— После возвращения из Америки тебе нужно было как и всем сдавать ЕГЭ?

— Я уехала в Америку после 10 класса, потом вернулась и пошла в 11. Конечно, я могла приехать раньше и сдавать ЕГЭ со своими одноклассниками. Но мне не очень-то хотелось уезжать раньше времени, потому что когда ещё я смогла бы поехать в Америку. Мне нравилось где-то ходить и получать опыт больше, чем сидеть дома и учиться. И совсем об этом не жалею. Пока была там, поняла, чем хочу заниматься. А когда вернулась, я не была ещё готова к поступлению в СПбГУКиТ, где кроме ЕГЭ были дополнительные вступительные экзамены с вопросами о кино и искусстве в целом. Конечно, что-то я знала, но всё равно, основную базу проработала, пока училась в 11 классе.

— Как строились отношения с одноклассниками и одногруппниками?

— Я даже не помню, чтобы меня обижали. Были моменты, когда некоторые одноклассницы пытались говорить мне что-то неприятное, но я не особо реагировала. Поэтому, видимо, они перестали. Что самое забавное, эти девочки стали моими подругами. Мы до сих пор с одной из них общаемся. В целом, мне в школе всегда пытались помочь, предлагали сумку тяжёлую понести, я никогда не просила спустить мне стул, например. Но в 11 классе было немного сложнее, потому что был новый коллектив. Мы, конечно, до этого были знакомы с ребятами, но всё равно я была новенькой. А в универе были иногда проблемы. Когда я просила о помочь что-то поднять по лестнице, потому что мне тяжело, или дверь открыть, мне говорили: «Ой, что ты сама не можешь?». Хотя это, наверное, потому что я себя изначально самостоятельной позиционировала и они могли думать, что я шучу. Или, допустим, я могла попросить одногруппницу со мной буквально на пять минут сходить в туалет, потому что я не могу сама закрыть дверь и нужно, чтобы кто-то покараулил снаружи и ко мне никто случайно не зашёл, мне могли сказать, что нужно срочно уходить. Хотя это каких-то пять минут. Меня это как-то коробило, хотя я старалась не обижаться. Но были одногруппники, которые соглашались помочь и сами предлагали, даже когда я могла справиться. В принципе, меня никто особо не обижал.​

В этом году Алина окончила факультет документальной режиссуры СПбГУКиТ, её мастер, Владислав Нечаев, помог решиться снимать фильмы о проблемах людей с ограниченными возможностями

— Ты свободно владеешь английским, почему ты выбрала профессию режиссёра, а не переводчика?

— Английский — это не профессия для меня. Мама хотела, чтобы я училась на переводчика. Я в принципе не так плохо говорю на английском, конечно, литературные какие-то переводы или технические, у меня сразу не стали бы получаться. Но больше мне нравилась режиссура. Мы ещё в школе снимали с подругой короткие фильмы, и мне нравится музыка, с самого детства нравилось рисовать, я играла в школьном театре и в Петербурге, и в Америке. Мне кажется, что режиссура включает в себя всё — это слияние всех искусств.

— Какие у тебя планы на жизнь после университета?

— У меня в планах документальный проект, связанный с инвалидной тематикой. Думаю, это моя ниша и это клёво. Ну и, конечно, буду находить подработки и смотреть, что там с моими творческими планами. Наконец чувствую свободу делать всё, не завися от чего-то. Воплощать идеи в жизнь.

— Сама ты снимаешь документальные фильмы, а сейчас снимаешься в художественном. Что тебе ближе?

— Мне интересно снять какой-то художественный фильм. И я не могу сказать, что что-то легче, что-то сложнее. Мне в принципе нравится такой формат: показывать настоящие истории, настоящих людей. Когда я смотрю художественные фильмы, да, мне нравится, как какой-то герой всех спасает. Но потом ты понимаешь, что это актёр и на самом деле он, возможно, совсем не классный. А в документальном мире показываешь, как действительно существует всё. Я сейчас снялась в художественном фильме и очень многому научилась: много общалась с режиссёром, консультировалась. С очень многими людьми познакомилась на площадке. Например, с одним парнем, Пашей, мы стали снимать передачу «Полтора человека».

— Ты планируешь дальше развивать свой канал на YouTube?

— Конечно, мне хотелось бы зарабатывать на YouTube, но пока про это ещё рано говорить, я думаю. Но мне нравится делать видео, мне есть, что рассказать, и я думаю, об этом нужно рассказывать. Поэтому пока я снимаю, но не воспринимаю это как какую-то работу. Хотя я отношусь к этому достаточно серьёзно, например, у меня есть несколько видео, которые я снимала, потом смотрела и думала: «Господи, я никогда не буду это никому показывать». Мне просто было позорно это выложить, поэтому я не хочу делать что попало.

— Ты периодически выступаешь с музыкой, планируешь что-то в этой сфере дальше?

— Тут, конечно, всё сложнее. Мне нравится писать песни. Я всегда там что-то придумываю, но при этом понимаю, что в музыке я ещё не супер, есть гораздо больше понимающих в этом люди. Конечно, всегда есть кто-то, кто знает и умеет больше тебя, лучше тебя. Я запишу что-нибудь, а потом послушаю Марайю Кери и начинаю грустить. В общем, я не знаю, не понимаю, как Ольге Бузовой не стыдно выкладывать свои песни. Но у меня есть какая-то неуверенность себе. Хотя мне мои песни нравятся. Посмотрим, надо хотя бы сначала всё нормально записать. Вообще сейчас есть с друзьями идеи создать такую трэш-группу, как Littlebig. Нас трое и друзья вообще классно поют, мы уже написали пару песен, пока ещё ничего не записали. Очень бы хотелось, чтобы эта идея не прошла просто так.

Алина мечтает создать свою группу

— Ты не раз участвовала в показе мод, как ты себя на них чувствуешь?

— Я больше интересуюсь мейкапом, чем модой. Мне, конечно, нравятся показы. В Дубаи, например, участвовали девушки только маленького роста. Это клёво. Часто люди на меня смотрят и не могут видеть, что я могу быть симпатичной. Они видят, что я маленького роста и т. д. Это так странно. Даже в фильме, в котором я снималась, был эпизод, для которого меня накрасили, уложили волосы симпатично и платье было такое красивое. Некоторые с площадки меня видели и говорили: «Какая ты красивая!». А что я до этого не была красивой? То есть, они замечают только когда ты в лицо им тычешь. Или, например, мы знакомимся с кем-то и потом они видят меня в Facebook, смотрят фотки и говорят: «Какая же ты красивая! Что-то я тебя до этого, не заметил». В смысле не заметил? То есть, конечно, часто люди обращают внимание на что-то другое. Я очень часто вижу, что люди не знают, как себя вести. Для них это что-то новое. И я считаю, нужно больше об этом говорить, больше показывать людей с ограниченными возможностями. Чтобы стандартные люди были более привычны к этому и относились к нам как к обычным людям. Мне не нравится, что в кино, если у героя инвалидность, то его проблемы именно с этим связывают. Но очень часто проблемы вообще другие! Это могут быть сложности во взаимоотношениях с родителями, с друзьями. Это никак не связано с нашей инвалидностью, и именно это делает нас точно такими же людьми, как все. Сейчас уже, конечно, начинается движение в эту стороны. Есть сериал «Speechless», где у главного героя ДЦП и его играет реальный парень с ДЦП. Мне кажется, это очень клёво.

Алина на показе в Дубаи

— Тебе нужна помощь в быту?

— Я до сих пор живу с родителями, хотя и сама спокойно со всем справляюсь. Мама в это не очень-то верит, но я жила год в Америке, хоть и в семье, но многие вещи приходилось делать самой. Дома у меня не такого количества приспособлений: выключатели для света низко находятся, если какие-то высоко, я их палкой включаю, входной замок папа спустил пониже, поэтому я спокойно захожу и выхожу, когда мне надо, не жду никого. Мама может на несколько дней уехать, и я сама обхожусь. Нужно мыслить креативно и придумывать приспособления. Раньше я даже на ночь ни у кого из друзей не оставалась, а сейчас постоянно где-то езжу, путешествую, использую Couchsurfing, там у всех условия разные. Но, во-первых, всегда можно попросить о помощи, во-вторых, всегда можно взять стул. Хотя однажды я останавливалась в квартире, в которой не было стульев. Всё не так сложно, как может показаться, и как оказалось для меня в том числе. 

— У тебя как и у всех бывают депрессии. Как ты с ними справляешься?

— До поездки в Америку у меня вообще с настроением было не очень: учиться стала хуже, меньше чем-то интересоваться. Мне кажется, встряска всегда помогает. Я только окончила университет и у меня такое шоковое состояние было, а потом меня друг позвал в Москву на свой концерт, и что-то мы так классно затусили, это вернуло меня в себя. Ну и, конечно, выход из зоны комфорта — попробовать что-то новое, то, что ты до этого не делал, но всегда хотел. Мне кажется, это всегда очень-очень клёво. Я в себе заметила стремление выходить и зоны комфорта, иногда даже жалею об этом, но обычно все получается очень хорошо. Как говорят: «Кто не рискует, тот не пьёт шампанского». И это правда. Тебя действительно судьба награждает, если ты сделал какой-то рывок.

— Ты очень уверенная. Тяжело далось принятие себя?

— Иногда я прямо не люблю себя: «Алина, господи, что ты делаешь?». Не бывает такого, что ты себя не любил-не любил и вдруг полюбил. Полюбить себя можно только через какие-то события, не просто так. Конечно, надо анализировать. У каждого своя история принятия. Как мама сказала мне про коляску, эта фраза помогла мне себя больше принять. У каждого свои события. И нужно понимать, что ты хочешь себя полюбить. Многие себя любят только когда их кто-то любит. Не знаю, мне кажется, надо любить себя вне зависимости. Так бывает, что кто-то не хочет с тобой общаться, и ты думаешь: «Неужели я настолько плохой, что никто не хочет со мной общаться?». Надо просто понимать, что это неважно. Человек не хочет, так не хочет. Кто-то же захочет. Твоя любовь к себе не должна зависеть от кого-то другого, она должна быть в тебе, и не надо её никому отдавать.

Поделись