Мамкин маргинал

Зачем мы бунтуем против родителей, учителей и общественного мнения?

Кирилл Гимадеев Казань

Изменить ценности и мир хочет каждое новое поколение, поэтому остальным кажется, что малолетки везде ищут конфликт. У этого много факторов: период созревания, недостаток средств для самореализации, желание демонстрировать самостоятельность. Взрослым кажется, что в этом нет смысла, но проблема отцов и детей есть почти в каждом поколении. В классической литературе тех, кому 15-17 лет, уже относили к взрослым (семья, балы и всё такое), а поколением помладше не особо интересовались. Но бунтарями выступают студенты. Возможно, из-за строгой дисциплины, подросткам не давали высказаться и стремление к переменам приходилось выражать позже. Базаров не был школьником, но как будто искал стычку с каждым первым. Он выступал за рациональное восприятие мира, но взрослый человек понимает, что нужно уметь ладить даже с дураками, поэтому поведение главного героя «Отцов и детей» — ребячество.

​Проще всего во всём обвинять биологию. Гормоны бушуют, везде растут волосы, сам себе не нравишься — пора бунтовать. Хочется самостоятельности, кто-то даже сбегает из дома. Тестостерон делает мальчиков агрессивными, а эстроген превращает девочек в плакс, в этот момент все сверстники кажутся стаей обезьян, хотя часто сам бываешь таким же. Неудачи начинают восприниматься слишком критично — детство закончилось. Позже становится проще, но ты до сих пор всем перечишь. Зачем?

У этих мятежей есть цель: не просто доказать самостоятельность, а сформировать мировоззрение. Нигилизм, то есть отрицание всех или части устоев, ценностей и убеждений, встречается почти у всех, если в детстве не запугали настолько, что человек не признаёт в себе протест и боится выражать личное мнение. Фридрих Ницше зашёл в этом дальше всех, он называл себя первым законченным нигилистом Европы, но преодолел отрицание для осознания пользы ценностей. Каждый подросток — это Ницше, он бунтует, потому что сам хочет понять добро и зло. Не всё, что говорят родители, работает в реальности, поэтому приходится экспериментировать самому: мама говорит, что девочке нужно пододвинуть стул, когда она хочет сесть, но не каждая из них — леди, некоторые воспримут, как признак внимания, а некоторые посчитают тряпкой или вообще сексистом.

​У нигилизма есть и вред. Мы не можем до конца отрицать многие вещи, представления о красоте и поведении остаются с несознательного возраста до конца жизни. Опорной точки у нас тоже нет, потому что, как считают некоторые люди, растёт поколение без идеологии, поэтому разнообразие влияния общества может принести опасность, ведь стадного чувства тоже никто не отменял. Мало кто из подростков вступит в секту, но тяга к радикальным политическим и социальным движениям появляется у многих. Самое смешное и одновременно грустное то, что идеи того или иного движения не изучаются глубоко, из-за чего появляется большое количество школьников-марксистов (топят за Маркса и коммунизм), либертарианцев (не видят ценности государства и считают человека и его свободу единственным смыслом), радикальных феминисток (тащат за права женщин всеми доступными методами), ведь в этом тоже есть большая доля отрицания. Влиять это может даже на внешний вид, но ирокез или пирсинг не принесут проблем в будущем, а с кучей татуировок на видном месте могут не взять на хорошую работу. Также переоценка может сделать узколобым, какие-нибудь «чоткие пацаны», которые живут по понятиям, не оценивают ситуацию адекватно и в будущем будут разговаривать «по-мужски», только кулаками, девочкам могут прививаться понятия, вроде «зарабатывать должен только мужчина, а ты должна быть королевой».

Чтобы не самоопределяться наобум, надо изучать идеи, прежде чем слепо идти за ними, отвергать альтернативы тоже не стоит, всегда есть возможность изучить что-то глубоко, потому что в интернете информации больше, чем воды в океане. Общие сведения можно найти в Википедии, а порталов с более глубокими знаниями существует ещё больше: Арзамас , ПостНаука и многочисленные каналы на YouTube

Взрослые называют такие системы взглядов юношеским максимализмом. Они частично правы, ведь максимализм — это принятие единственной позиции, стремление к абсолютному идеалу, чем последователи субкультур и болеют. Если замечаешь у себя одержимость любой идеей, хорошо бы ознакомиться со стоицизмом, как говорили джедаи «Только ситхи возводят всё в абсолют». Стоицисты считают, что в социальных течениях нет совершенных идей, потому что их придумали люди, которые могут ошибаться, поэтому нужно работать над существующим несовершенным, но реальным миром.

​Сейчас конфликт двух последних поколений, Y и Z , не стоит так явно, но уже начинает нарастать. Разница между ними в пользовании компьютерами: если Y застали телефонный интернет ГТС, то Z удивляются дискете и считают это распечатанной на 3D-принтере иконкой кнопки «Сохранить». Z предпочитают новые бренды и модели, когда Y доверяет проверенным продуктам. Можно сказать, что поколение Z в целом будет более аполитичным, иметь либертарианские ценности, сосредоточится на мире технологий.

Консультант по брендингу и рекламе Александр Агатов уверен, что младшее поколение воспринимает текст хуже, чем те кому 20-30 лет, что тоже связано с технологиями и визуализацией информации. Рекламным экспертам должно быть известно, в какой подаче нуждается потребитель, так что медиа отвечает заменой текста картинками. Так или иначе, конфликт придётся испытать каждому поколению, потому что оно отличается от предыдущего и следующего. Главное — находить точки соприкосновения и не делать из мухи слона.

Поделись