Антихайп Макгрегора

«Я рос в неблагополучной среде, а благодаря спорту стал личностью»

Амир Горчаков 16 лет, Казань

Президент федерации «СанКан Карате-До» Руслан Алиев рассказал нам как это, стоять на татами уже 50 лет. За это время, он успел стать обладателем седьмого дана Танигава Карате-До (просто поверь, это топчик) и развить это направление. Его технические разработки используют российские спецслужбы, а основатели школы внедряют их в тренировочный процесс.

— Почему вы выбрали именно такое направление, как Санкан Будокай?

— Ну, не я выбрал, меня выбрали. Я ещё был маленький, и меня первый учитель по сути на улице подобрал и предложил заниматься борьбой. Он был наполовину вьетнамец, наполовину китаец. Стечение обстоятельств, случайность.


— Какой результат вы получили для себя в духовном плане, занимаясь спортом?

— Я рос в среде в общем-то неблагополучных семей: алкоголики, пьяницы, тунеядцы, а благодаря спорту нормальным человеком остался, это повлияло очень сильно. Обычно все юноши, которые воспитываются под присмотром тренеров, пытаются на них походить. Кто-то, например, любит Вандама и хочет походить на него, кто-то на Брюса Ли, а у меня был пример — дяденька в годах. Его звали Ван Винлау. Он был степенный, спокойный, весёлый, жизнерадостный человек. Даже если было очень-преочень плохо — он всегда шутил. Жил он в Китае, но состоял в семье Танигавы (японский клан, который основал школу СанКан Карате-До — прим. авт.).

— За всё это время изучений боевых искусств появлялось ли хоть раз желание бросить спорт?

— Нет, я видел очень много интересного в этом, хотел достичь многого, поэтому бросить спорт не хотелось, но появлялась утомляемость от всего этого. И утомляемость не от того, что ты занимаешься с детьми, а от того, что ты не можешь развиваться дальше в плане организации. То есть, ты пытаешься донести людям что-то интересное, а людям это не нужно. Если раньше у нас в 90-х годах залы были наполнены, люди приходили, участвовали в разных мероприятиях, соревнованиях, то сейчас уже заинтересованности мало. Пассивность какая-то, флегматичность. Ради собственного здоровья никто не хочет даже напрягаться.

— Говорят, что времени нет?

— Время всегда есть. Молодёжь сидит, пиво потягивает, а потом с почками мучается, это о чём говорит? Сколько им не предлагай: «Ребята, у вас другая жизнь будет, интересная жизнь!», они отвечают: «А нам пофигу».


— Можно ли заинтересовать детей спортом?

— Никак. Это как объяснять щенку высшую математику. Он не поймёт. Ребёнок тоже не поймет, подросток не поймет. Никак, хоть убейся. Возможно, он киношку какую-нибудь посмотрит, загорится, захочет то же самое делать. Придёт в секцию, позанимается неделю и уйдёт. Таких очень много. Пока в семье не будет системы, что папа сам спортсмен и подаёт пример ребёнку, ничего не будет. Любой подросток — это копия его родителей. Если родители изначально не заставят ребёнка заниматься, он так и не будет. Потом ребёнок вырастает и говорит: «Пап, мам, почему вы меня спортом не заставляли заниматься?», — и начинает претензии предъявлять. Ух, сколько таких случаев было! Сам ребёнок должен понять, что ему это нужно. В 90-е это было понятно: вышел на улицу — тебе морду набьют. А сейчас жизнь более «правильная», в случае чего, можно в полицию обращаться. Обычно от тех, кто занимается спортом, идёт что-то твёрдое, аура такая, и конфликт может даже и не возникнуть. Если человек привык получать сильные удары, у него крепкие ноги, крепкие руки, во время любого конфликта он спокоен, не нервозен, успокаивает конфликтующую сторону.

фото из личного архива Руслана Алиева

— Как думаете, почему, подросткам нужно заниматься спортом?

— Очень много энергии у подростка, так как он в принципе ещё растёт. Эту энергию нужно направлять в физическое совершенствование. Очень мало детей здоровых сейчас. Если взять личные дела из военкомата, только два-три человека здоровых из 100, другие с какими-то отклонениями.

— Может быть ещё проблема в том, что просто «косят» от армии?

— Нет, просто есть реальные отклонения. Начиная от самого банального — зрения, заканчивая почками и печенью.


— Чем изучение боевых искусств в Японии отличается от его изучения в России?

— Всем! Менталитетом и подходом! Если в Японии они рассматривают изучение, как долгосрочную работу, то в России, чем быстрее — тем лучше, по мнению людей. Быстро-быстро пытаются научиться драться, достичь чего-то. И при этом здоровье теряют. А в Японии, наоборот, там считают, что в 60-70 лет заниматься боевым искусством — нормально, а в России в 20-30 лет всё заканчивается и переходит на таблетки. Лечение от спорта.

​— Что было самым сложным во время изучения боевых искусств в Японии?

— Понять, что они от тебя требуют, и повторить, что они делают.


— А вот трудности в понимании были из-за языка или просто из-за техники приёмов?

— Нет, на пальцах хорошо объясняемся. Жестикуляция, общие термины — всё понятно.


— Вы пробовали привлечь больше подростков к спорту?

— Пытался. Но люди так уже наелись всем этим делом. Раньше интернета не было, фильмы были, кассеты были, ребята смотрели и хотели походить на своих героев. А сейчас много игр. Подключаются ко всему, сами поучаствуют в этом и всё, вроде ничего и не надо. Люди стали очень ленивыми. Зайдешь в зал, посмотришь, сколько детей. В основном занимаются маленькие, а как только начинается период 12-13 лет — гонка: девочки, компания, прогулки. Всё, спорт закрывается для них. Мало кто остаётся дальше заниматься. Из 100 человек, только двое-трое. Это не только у нас, это по всем секциям, по всем клубам. А когда переходный возраст прошёл, они начинают быть взрослыми, им уже не хочется прийти в секцию и заниматься с маленькими. Потом появились качалки, и все пошли туда. Начали заменять силу и ловкость железом. Принцип поменялся. Если раньше основой были быстрота и ловкость, то сейчас, у кого банки больше, тот круче.

фото из личного архива Руслана Алиева

— Что делать тем, кто занимается спортом, но имеет вредные привычки?

— Человеческая душа такая, что, как бы ты против не говорил, они только на собственной шкуре поймут, что этого не надо было делать. То есть, пока кондрашка не хватит, мозг не заработает. Всегда такое было. Если он курит, и ты ему объясняешь, что не надо этого делать, а он продолжает курить — пусть курит, это его выбор! Только у него потом с сердцем будет плохо и прочее, прочее, прочее... И когда он придёт за помощью, то ему помощи не надо оказывать. Я уже не раз на такое натыкался. Как бы это не звучало нехорошо, но именно так. Если человек суёт голову на плаху, вот он считает: «Да, мне так надо!» — пусть. Не надо мешать. Не надо навязывать свою помощь — всегда боком выходит. Всегда! Мы обычно к таким людям нормально относимся, но в федерацию попасть они уже не смогут. Занимаются — ну, и пусть занимаются, но к нам они уже не попадут. У нас есть свои правила. 

— Спорт может уберечь от курения и алкоголизма?

— Может! Если ты весь занятый, у тебя свои цели, задачи, какое там пьянство, курение?! Ну, хорошо, выпил, расслабился, на следующий день ведь всё то же самое остаётся, к тому же с головными болями. У меня очень много взрослых людей занимается, кому уже за 50, за 60, они приходят — позанимаются, порастягиваются, подёргаются, с молодёжью «потыкаются» и расслабляются. Есть руководители небольших фирм, где они целый день на нервозе. Потренируются и скидывают напряжение. Или хотя бы просто пообщаются с такими же людьми. На работе целый день с подчинёнными ты держишь себя в рамках, а потом приходишь на тренировку, в свой коллектив по приколам, по смешкам. 

— Хорошо, конечно, если есть такой наставник в юном возрасте, как ваш тренер, который может подсказать.

— Да в принципе, он много и не подсказывал. Просто я смотрел, анализировал действия и всё. Он говорил: «Вы получаете удовольствие какой-то маленький промежуток времени, но потом мучаетесь очень долго. Зачем тогда этот маленький промежуток умножать на мучения?» Если ты знаешь, что электрический ток в розетке, зачем туда пальцы совать? Ведь ударит. Ударило — опять суй. Зачем? Ага, понимаешь, что это больно! А с курением то же самое, ведь знаешь, чем закончится — раком лёгких. Пример есть. У меня приятель умер от рака. Всю жизнь он курил. Я ему говорил: «Слушай, брось, плохо будет с лёгкими!» Он говорил, что бросит обязательно. Потом понервничает и опять за сигарету. И вот ни с того, ни с сего звонит, говорит: «У меня рак лёгких из-за курения» А он ещё мне говорил, что у него дед курил, до девяноста лет прожил. А тут бах! —​ рак легких. Естественно, его дети курить не будут, потому что видели весь этот ужас сами. Как бы человека не обучали, пока он не пройдёт через всё это сам — бесполезно что-либо говорить.

Поделись